Кварталы Хорошёво-Мнёвники

Кварталы Хорошёво-Мнёвники

Живописный мост

Живописный мост

Алые паруса

Алые паруса

Континенталь

Континенталь

Пушкинская аллея на ул. Демьяна Бедного

Пушкинская аллея на ул. Демьяна Бедного

Example Frame
 
альтернативный текст

Спасатель – это не работа, а образ жизни


 «Моя собака обожает работать с детьми»: кинолог-спасатель Ирина Осипова рассказала, как помогает в реабилитации детей в свободное от работы время.
Для многих специалистов Пожарно-спасательного центра Москвы спасатель – это не работа, а образ жизни. Поэтому свободное от работы время они нередко посвящают волонтерской деятельности. Порой направление волонтерства, выбранное спасателем, непривычно и необычно. О том, как она пришла в канистерапию, нам рассказала кинолог аварийно-спасательного отряда № 6, Ирина Осипова.
Ирина работает кинологом-спасателем со своими напарниками – австралийской овчаркой Никки и ирландским сеттером Рэем в составе кинологической группы Пожарно-спасательного центра Москвы. Сейчас это единственный в столице отряд профессиональных кинологов с собаками, аттестованными по профилю «поисково-спасательные работы» — то есть работающими по поиску людей, заблудившихся в лесу, или оказавшихся под завалом.
«В 23 года я увидела в новостях, как работали собаки спасательного отряда МЧС России «Центроспас». Для меня тогда это стало открытием – что есть такая структура и собаки, которые ищут людей в лесу. Я подумала: «Это же классно – можно и с собакой заниматься, и в лесу гулять, и людей спасать». У меня и раньше были собаки, но Никки я завела именно для занятия поиском, целенаправленно. Нашла волонтерскую организацию, которая занимается подготовкой поисково-спасательных собак. Проходя обучение с Никки в волонтерском отряде, параллельно пошла учиться на спасателя в общественный поисково-спасательный отряд «СпасРезерв»», — вспоминает о начале своей деятельности в сфере подготовки поисково-спасательных собак Ирина.
В 2015 году Ирина устроилась на работу спасателем в кинологическую группу «Мособлпожспас» (Московская областная противопожарно-спасательная служба). Через три года вышла из декрета женщина, которую девушка замещала, и Ира осталась работать в пожарно-спасательной части обычным спасателем еще почти на три года. Пока не узнала о вакансии кинолога в московском Пожарно-спасательном центре. Ирина поговорила с начальником отряда, и вот уже второй год работает здесь кинологом-спасателем.
«Довольно давно, еще когда я обучала Никки поиску, в моей жизни появилась канистерапия. Инструктор и руководитель нашей волонтерской группы, Ирина Гришина, пригласила меня вместе с моей собакой попробовать, прийти на занятие канистерапией в городской психолого-педагогический центр. Ирина Эдуардовна – не только эксперт Российской Кинологической Федерации, она – педагог-психолог высшей квалификационной категории и канистерапевт. Первый раз я пришла без Никки – мне было очень страшно, потому что я не знала, кто это такие – дети с особенностями, я их не видела ни разу в жизни. А уже потом, посмотрев и серьезно подумав, набралась храбрости и пришла уже с собакой» — рассказывает Ирина Осипова.
Ирина в то время еще работала на фрилансе и у нее была возможность ходить на занятия в качестве волонтера два-три раза в неделю. Никки прекрасно проявила себя в канистерапии, ее протестировали – и допустили к работе с детьми. Ирина считает, что даже при острой нехватке волонтеров-кинологов брать всех подряд в терапию рискованно:
«Занятия с детьми с ограниченными возможностями здоровья – это огромная ответственность. Нельзя просто взять и привести к ним любую собаку. Она должна быть с определенными задатками – спокойная, с полным отсутствием агрессии, здоровой психикой, желательно породистая, когда мы знаем ее родителей, родословную. Но, конечно же, важна искренняя заинтересованность владельца, его желание помогать людям. Для того, чтобы успешно заниматься с любимым псом канистерапией, нужно хорошо понимать своего питомца и обладать высокой мотивацией. Поэтому важно сначала прийти на занятие без собаки, посмотреть, и честно решить для себя – подходит это или нет», — отмечает спасатель.
Оптимально, когда щенка с шести-семимесячного возраста начинать приводить на занятия. Сначала на полчаса, затем постепенно увеличивать время. В течении года, регулярно посещая сеансы, и собака, и кинолог учатся вместе, набираются опыта, а потом – обязательно сдают тестирование.
Работа в канистерапии – это всегда работа в связке. Волонтер с собакой выступают помощниками и обеспечивают поддержку специалистам – канистерапевтам: психологу, логопеду, дефектологу. Все дети разные, с разными диагнозами, и с каждым нужно работать по-своему. Это, как правило, долгий процесс.
Как отмечает Ирина, ей нравится работать с детьми с фобиями. Порой дети, которые боятся собак, уже в первое же занятие, прощаясь с Никки, целуют ее в нос. Как правило детей с настоящими страхами мало, часто страхи придуманные, «сотворенные» взрослым.
«Канис – это не только работа со страхами. Детишки приходят абсолютно разные – с аутизмом, синдромом Дауна, ДЦП, синдромом гиперактивности. Со стороны канистерапия похожа на то, что взрослые люди просто играют с детьми и собаками в комнате. Дети общаются с животными – гладят их, выполняют определенные упражнения, задания. А специалисты в это время незаметно и ненавязчиво выполняют свою работу по корректировке тех или иных проблем и сложностей у ребенка», — рассказывает кинолог.
Ирине нравится рисовать с детьми, лепить, делать поделки. Никки в это время сидит рядом и «восхищается» мастерством юных художников. Ребята с радостью дарят ей все, что нарисовали. Например, для картины из шерсти берется и подготавливается собачья и цветная покупная шерсть: разрезается на крупные и мелкие фракции. Клеем-карандашом ребенок замазывает нужный участок рисунка силуэта собаки и посыпает подготовленной шерстью. И получается классная картинка.
Ирина Осипова говорит, что каждый год на День спасателя, 27 декабря, дает задание детям – нарисовать спасателям открытки. И они все с радостью рисуют собак-спасателей.
В Центре занимаются и с подростками, в основном из неблагополучных семей. Специалист-психолог Юлия Флорова старается их сдружить, сделать одной большой семьей, и это дает свои плоды – со временем многие из них сами становятся волонтерами. Ребята приходят после школы в Центр пораньше, помогают, занимаются с маленькими детьми.
«Моя собака обожает работать с детьми, с ними весело, у них можно отобрать еду(смеется). Она сама с радостью включается в работу: будет совать в руки ребенку какую-то игрушку, чтобы он ее кинул, будет с интересом лежать с ним рядом, искать по команде «блошек», спрятанные в его одежде лакомства. Это особенно хорошо работает для ДЦП-деток, потому что это необычные тактильные ощущения: никкин холодный нос, щекотка», — делится кинолог.
Кинологи-волонтеры работают не только с детьми, но и со взрослыми – Ирина ездила со своими пушистыми напарниками в дом престарелых, в хоспис. Зовут кинологов и в обычные школы, и на различные мероприятия и праздники. Например, на День фронтовой собаки, отмечаемый ежегодно в Парке Победы.
«Никке сейчас уже девять с половиной лет, и я ее берегу. Она работает в отряде, сильно устает на выездах в лесу, и поэтому на канистерапию я ее беру гораздо реже. В основном – на выездные мероприятия. Как правило, это показательные выступления – цирковые номера или какая-нибудь полоса препятствий. Например, эстафета: дети по очереди берут собаку за поводок и проходят с ней змейку, прыгают через невысокий барьер вместе, вместе потом быстро возвращаются в конец очереди, передавая собаку следующему», — рассказывает работница Пожарно-спасательного центра.
Ирина готовит на смену Никке нового питомца – Тею, «смешное бородатое чудище», как шутит хозяйка. Дратхаар – охотничья порода, но из-за высокого интеллекта и отсутствия агрессии очень популярна у обычных собаководов. Малышке Тее сейчас 6 месяцев, она уже обучается поисково-спасательной службе и только собирается пойти на канистерапию.
Удивительно, как много всего сделать успевает Ирина в свободное от работы в отряде время. Она вышивает крестиком, фотографирует, увлекается туризмом – очень любит горы, занимается трейлранингом. (Трейлраннинг — спортивная дисциплина, подразумевающая бег по природному рельефу, включает в себя элементы кросса и горного бега). Ира – донор крови. Есть и своя кинологическая группа, где они вдвоем с инструктором — напарницей готовят волонтеров с поисково-спасательными собаками в помощь «Лизе Алерт».
И все это не повод останавливаться, Ирина делится своими задумками и планами на будущее:
– С собаками в канистерапии можно работать еще и как кинологическая экстренная помощь. У меня давно закралась эта идея и хотелось бы попробовать ее осуществить. Я поступила в этом году в Московскую международную академию, чтобы после окончания иметь возможность заниматься канистерапией уже с точки зрения специалиста. А еще мечтаю, что буду ездить на ЧС с собакой для оказания психологической помощи. Я считаю, что с собаками можно и даже нужно совмещать разные занятия. Например, работу в канистерапии и в поисково-спасательной службе. Для кого-то это могут быть занятия ноузворком или аджилити.
Для справки:
Канистерапия (от лат. сanis — собака + греч. θεραπεία — лечение) — разновидность терапии с животными, метод лечения и реабилитации с использованием специально отобранных и обученных собак. Канистерапию используют в медицинской и социальной реабилитации. Это особый метод работы, который строится на игровой деятельности, когда собака помогает вовлечь ребенка в игру, а специалист проводит с ним коррекционную работу.
Ноузворк – работа собаки по выявлению определенных запахов, это и развлечение, и развивающие занятия для собак-компаньонов и их владельцев.
Аджилити — относительно новый вид спорта с собакой, скоростное преодоление полосы препятствий питомцем и хозяином вместе, где важен контакт между человеком и животным, качественная и глубокая дрессировка собаки).
    

<< Вернуться